Tags: rallye monte-carlo

100 лет назад: ДЮЖИНА ЛЮБОПЫТНЫХ ПОДРОБНОСТЕЙ

1). Лазурный берег встретил путешественников отнюдь не курортной погодой, что дало Вадиму Михайлову повод пошутить: «в Монако мы приехали с петербургским воздухом, чем, быть может, и объясняется холод, царивший на Сöte d`Azur во все время нашего там пребывания».

2). Несмотря на морозную и снежную погоду, большую часть пути гонщики проехали не только без ветрового стекла, но и со сложенным тентом. Иначе, в отсутствие обогревателей и очистителей стекла, двигаться было абсолютно невозможно.

3). В систему охлаждения Руссо-Балта вместо воды был залит чистейший спирт. Топливный бак машины вмещал 120 литров бензина. За время гонки было израсходовано 600 литров бензина из расчёта 18л/100км.

4). В ралли 1912 года стартовали 83 экипажа из России (С-Петербург), Франции (Париж, Гавр, Булонь), Германии (Берлин), Австро-Венгрии (Вена), Бельгии (Брюссель), Голландии (Амстердам), Италии (Турин) и Швейцарии (Женева). До финиша добрались 59.


Collapse )

100 лет назад: ТЕЛЕГРАММА В ПЕТЕРБУРГ

ПРИШЕЛ ПЕРВЫМ ОДИННАДЦАТЬ ПОЛОВИНОЙ тчк МОТОР РАБОТАЕТ ТАК ЖЕ зпт КАК ПРИ ВЫЕЗДЕ тчк ШИНЫ ПЕТЕРБУРГСКИМ ВОЗДУХОМ тчк УСПЕХ ОГРОМНЫЙ тчк АВТОМОБИЛЬ ПОСТАВЛЕН ОСОБУЮ БЕСЕДКУ зпт УКРАШЕН ФЛАГАМИ тчк НАГЕЛЬ

100 лет назад: ИНТРИГА НАРАСТАЕТ

20 января 1912, суббота. Ранний утренний старт. Тепло, особенно после недавних снежно-морозных испытаний. И, главное, никакого тумана! Хорошая дорога, красивые пейзажи - рай да и только! Но расслабляться нельзя - на КП в Лионе удалось узнать, что один из немецких экипажей, стартовавших накануне из Берлина, уже отметился в Страсбурге! Пришлось увеличить темп движения и гонщикам стало уже не до пейзажа. Как вспоминал потом Андрей Платонович, «здесь началась бешеная гонка» – скорость он не сбавлял даже населенных пунктах, обливая грязью не только стены домов на узких улочках, но и случайных прохожих. Цепи с колес сняли, но как прежде легкомысленно выбрасывать их уже не стали, мало ли что. По отличной дороге, делая до 100 вёрст в час, проскочили пёстрые французские то ли городки, то ли деревеньки - Виенн, Валанс, Ливронн, Монтелимар, Оранж, вечером буквально ворвались в Авиньон, где в местном автоклубе сделали очередную отметку в маршрутной книжке. Тут немного расслабились, узнав, что соперники не прошли ещё и Лиона. Однако, было не до сна и, решив не испытывать судьбу, в 3 часа ночи путешественники отправились на последний перегон. И абсолютно правильно сделали - перед самым выездом им сообщили, что французский экипаж на "Берлие" прошел Лионский контроль в 10 часов вечера. Возникла реальная угроза упустить победу перед самым финишем. Поэтому вновь пришлось идти "недозволенным темпом". Так миновали Сену, Экс и Бриньоль. В Фрежюсе свернули на горную дорогу и большими зигзагами преодолели перевал и спуск.

На рассвете, наконец, увидели Средиземное море. Теперь дорога шла мимо живописных скал и субтропической зелени. Несмотря на бешеную спешку, Нагель находит время переменить меховой зипун и папаху на элегантное пальто и котелок, Михайлов водружает на голову свою "фирменную" огромную кепку. Пройдены Канны, Ницца. Впереди - Монако!

100 лет назад: ПОЧТИ РОКОВАЯ ОШИБКА

Хорошие и сухие немецкие дороги расслабили наших гонщиков. Утром 19 января Нагелю пришла в голову идея облегчить автомобиль, избавившись от "лишних" запасов и приспособлений, которые за пределами снежной России не должны были уже понадобиться. Например, цепи противоскольжения, стоявшие на задних колёсах. Представьте, как нелепо они смотрелись бы на Лазурном берегу. Сбросить за ненадобностью - и весь разговор!
Дорога вела через Страсбург во Францию. На пограничном контроле много времени "убили" с французской стороны, а ведь теперь каждый час был на учёте! Во Франции вновь стало подмораживать. Нагель забеспокоился, и не зря. После Бельфора французская дорога покрылась льдом, и колеса автомобиля стали пробуксовывать. На одном небольшом подъеме автомобиль снесло к обочине, и пришлось взбираться сбоку дороги по траве. Дальше, разогнавшись на спусках, по инерции удавалось проскочить очередные мелкие подъемы. Но на одном из крутых подъемов этой инерционной силы не хватило, и автомобиль завис, а потом сполз обратно по отполированной ледяной корке дороги. Вот где пришлось от души поругать себя за опрометчиво оставленные цепи в немецком Хайдельберге. Веревки и ремни, которыми обвязывали колеса, рвались. Неужели после стольких трудов - такой бесславный финиш?!

Андрей Платонович побежал в ближайшую деревню, где его свели с местным виноделом, который за баснословную сумму в 25 франков продал русскому цепи, которыми связывал при транспортировке свои бочки. "Подковали" автомобиль, и "Руссо-Балт" ходко пошел, забыв про гололед. Но беда не приходит одна. Вместе с темнотой вдруг спустился туман, который заставил потерять немало времени, чтобы не сбившись с пути, попасть в окутанный молочной пеленой городок Безансон. Уже перед самой гостиницей "Руссо-Балт" встал, так как неожиданно кончился бензин, который израсходовали, елозя по гололеду. Пришлось распаковывать запасную емкость с горючим и заправлять автомобиль прежде, чем самим заправиться в ресторане "Черный Кот".

100 лет назад: ПО ГЕРМАНИИ

Туманным утром 18 января проскочили Наумбург, Эккартсберг, Веймар и Эрфурт. В Эйзенахе на автомобильном заводе - остановка для отметки контроля прохождения. Ближе к Шварцвальду началась гористая местность. Дорога изобиловала поворотами. Снега не было и в помине, появилась даже зелень. Длинные спуски сменялись пологими подъемами, уютные аккуратные городки мелькали один за другим: Ваху, Хюнфельдт, Фульде, Ганау, Оффенбах. Издали увидели величественный средневековый замок Хайдельберг, возвышавшийся на утёсе. У его подножия в чистенькой гостинице с теплым гаражом остановились на ночлег. Путешественникам впервые за всю поездку удалось переодеться, помыться и посидеть в тепле за ужином.

100 лет назад: НА БЕРЛИН!

Однако, мы оставили Андрея Платоновича Нагеля и Вадима Александровича Михайлова два дня назад на границе с Германией. Насчёт хороших европейских дорог не стоило обольщаться - путь на Берлин оказался весьма сложным. Снег сыпал не переставая, Руссо-Балт "водило" по занесённому полотну. Для езды в продуваемой ветрами машине было довольно холодно - минус 10 градусов. Гостиницы на пути тоже были холодными, приходилось спать не раздеваясь.

В эту самую минуту наши герои, вероятно, уже покидают Берлин по красивому заиндевевшему лесопарку мимо сказочного озера Ванзее и готовятся к заправке бензином и маслом в Потсдаме. В десять вечера им предстоит проехать Мерцербург и остановиться на ночлег в гостинице 15-го века (г.Вайзенфельст).
У русских гонщиков позади уже четверо суток изматывающего пути - и только сейчас один за другим начинают стартовать иностранные экипажи. Вместо "юлианского" 4-го января в Европах "григорианское" 17-е, теперь отсчёт дней надо вести по другому стилю.

100 лет назад: "ЕДВА ПРОБРАЛИСЬ"

После ночевки в Пскове путь лежал в сторону Риги: «Особенно трудно было на Псково-Рижском шоссе, – писал потом Нагель, – которое очень узко, а по бокам разложены камни, засыпанные снегом». Из Риги в Петербург полетела телеграмма: «Заносы у Изборска. Едва пробрались. Торжественная встреча. Все благополучно. Едем дальше пять утра».
В Риге специальным распоряжением руководства Русско-Балтийского Вагонного Завода экспедиции был придан грузовик сопровождения. "Техничка" шла впереди "Руссо-Балта" вплоть до германской границы и прокладывала в снегу колею. Подобная тактическая хитрость оказалась весьма полезной.

Недалеко от границы "Руссо-Балт" вновь очутился в снежном плену, и вновь Михайлову пришлось "слезть с саней" и вести за собой машину. Немногие знают, что Вадим Александрович провёл эту гонку со сломанной рукой - старт в Петербурге был не совсем удачным - мотор дал обратную вспышку (такие казусы до внедрения электростартеров случались часто) и сломал второму пилоту правую руку. Не участвовать в соревнованиях мужественный гонщик отказался наотрез, и отправился в путь лишь с одной действующей рукой - левой.
Но вот препятствия преодолены, и 2 января, миновав русский и немецкий пограничные посты, автомобилисты прикатили в Кёнигсберг.

100 лет назад: НОВОГОДНЯЯ НОЧЬ

Погода испортилась перед Лугой, здесь участники ралли «Монте-Карло» потеряли четыре часа. Началась метель, машина вязла в снегу. Скорость упала до пешеходной. Лыжи не помогали - автомобиль с ними становился неуправляемым. Выручали надетые тулупы и валенки, но мёрзли руки. Вадиму Михайлову пришлось выйти из машины и вести автомобиль за собой - на обочинах снег доходил до колен и предательски скрывал кюветы. Самым сложным оказался перегон до Пскова – на первой передаче «Руссо-Балт» с трудом пробивался сквозь снежные заносы. К вечеру свет от ацетиленового генератора едва освещал дорогу, а мощные фары "Фаркония" не могли "пробить" пургу. Новый год путешественники встретили в Пскове.

100 лет назад: БЕЗУМНАЯ ИДЕЯ

Сейчас о Rallye Monte Carlo знает каждый.
Век назад это соревнование проводилось всего лишь во второй раз. Его организатором был Автомобильный Клуб Монако, позвавший к себе в гости единомышленников-единоверцев со всего Старого Света. Вызов приняли более восьмидесяти экипажей из девяти стран. В далёкой северной России за автомобилизацию в то время "отвечал" Андрей Платонович Нагель - он и журнал издавал, и в гонках участвовал, и в авантюрные путешествия время от времени отправлялся... Одним словом, "пионер автомобилизма", иначе и не скажешь.

В канун 1912-го в Петербурге стояли морозы под 20 градусов. Однако это не остановило двух безумцев - Андрея Нагеля и Вадима Михайлова от дерзкой идеи - принять вызов и "рвануть" на автомобиле во Французскую Ривьеру. Загрузив изрядное количество запчастей и покрышек, в восемь утра 31 декабря 1911 года по старому стилю, т.е. ровно 100 лет назад, день-в-день, путешественники отправились в сложнейший путь.
Они ещё не знали, не могли знать, что впереди 195 часов 23 минуты бешеной гонки, упорной борьбы со льдом и снегом, холодной метели в лицо и страстного желания вернуться домой с победой.